Главная » Статьи » Уголовное право » Общие положения

Длящиеся и продолжаемые преступления

Длящиеся и продолжаемые преступления

Чем они друг от друга отличаются? И в том, и в другом случае происходит процесс удлинения, не одномоментно, не одним или несколькими действиями, которые совершаются в очень короткий промежуток времени, а несколькими действиями и достаточно длительный период бездействия имеет место быть, которые образуют состав данного преступного деяния. Отличаются они и по моменту окончания, и по квалификации, и по характеристикам объективной стороны тех деяний, которые  могут являться длящимися или продолжаемыми. Начнем с длящихся преступлений. Это преступления, которые совершаются путем бездействия невыполнения тех или иных предписаний и законов. Могут иметь и смешанный характер действия и бездействия, когда первый акт является активным поведением для того, чтобы не исполнять какую-то обязанность или нарушать какое-то правило, необходимо совершить какое-то действие, чтобы оружие в течение какого-то времени хранить, его сначала нужно получить. Невозможно хранить оружие, которого у тебя нет. В этой ситуации нам на логику приходят альтернативные составы, где и хранение, и приобретение оружия в качестве альтернативы предусмотрено. Приобретение уже является оконченным деянием, сформулированным как оконченный состав преступления, а логическое продолжение – хранение этого оружия – как раз длящийся элемент, длящаяся составляющая. В чистом варианте бездействие – это неисполнение тех обязанностей, которые предписаны. Классический пример – статья 157 неисполнение обязанностей по содержанию либо несовершеннолетних детей, либо нетрудоспособных родителей. Применительно к этим преступлениям правила квалификации следующие. Напоминаю, что момент окончания, он же и момент начала этого неисполнения обязанностей. Первый – акт уклонения в первый день неисполнение обязанностей уже позволяет нам говорить об оконченном составе преступления. Пять дней он хранит оружие, пять лет, два дня уклоняется, 25 дней уклоняется, 10 лет отклоняется, по сути значения не имеет, на любом из этих этапов мы можем установить состав длящегося преступления. Все, что следует за первым актом, это продолжение длящегося преступления, которое дополнительной квалификации не требует. Не будем ему за каждый день неисполнения обязанностей по содержанию своих нетрудоспособных детей вменять в самостоятельный состав преступления. Второй момент. Момент юридического окончания длящегося преступления и момент фактического завершения не совпадают. Если юридический момент окончания – это момент акта неисполнения, то момент фактического окончания может быть в трех вариациях реализован, либо явился с повинной сам, передумал не исполнять обязанности, 10 лет бегал от уплаты алиментов, а потом решил прийти и сдаться, либо когда его задерживают правоохранительные органы, либо третий вариант, не всегда указывается в научной литературе, тем не менее, он присутствует, отпадение самой обязанности или отпадение того правила, соблюдение которого требуется. Например, ребенку исполнилось 18 лет, с 18 лет у него уже этой обязанности нет по содержанию. Это не значит, что до 18 то, что он натворил, не исполнял обязанности исключает привлечение к ответственности, нет, до 18 пожалуйста, но с 18-летнего возраста дальше длящееся преступление свое существование прекращает. Либо отпадение обязанности может быть связано с тем, что самого субъекта не стало, доуклонялся до такой степени, что его уже и нет, соответственно, нет состава, не только потому что вопрос об объективной стороне, здесь вопрос о субъекте не стоит. Третий момент, который необходимо помнить при квалификации длящихся преступлений, что приготовление преступлений и покушение возможны только до первого акта неисполнения обязанностей, до первого акта несоблюдения правил и т.д., после этого момента уже все, преступление юридически окончено, никаких приготовлений, никаких покушений быть не может. Если у нас имеется альтернатива, при которой одно из действий одномоментное, а другое длящееся и они следуют друг за другом, значит мы останавливаемся на том, что преступление является оконченным в момент приобретения оружия или наркотического средства и нам уже не имеет значения, он приобретал с намерением в дальнейшем хранить, и хранил или не хранил, и сколько хранил, успел он его хранить день, полдня или пять дней, не имеет никакого значения, если у нас такая альтернатива предусмотрена, что с момента приобретения преступление является оконченным, начал он хранить или нет, мы можем отразить только в словесной квалификации. Если он не успел похранить, то только приобретение, если успел – то приобретение и хранение. На квалификацию влияние это никоим образом не окажет.

Продолжаемые преступления отличаются от длящихся тем, что это активное поведение, тождественные действия которые объединены неким общим результатом, который планируется достичь и объединены общей целью – достичь этот результат. Результат может быть конкретизирован в сознании лица, он хочет похитить определенную сумму денежных средств и стремится к этому, похищая эту сумму по частям. Он стремится собрать телевизор из деталей, которые каждый день тащит с завода и его конечная цель – этот телевизор. Или у него конкретизации нет, сколько удастся, столько удастся, буду тащить из кассы каждый день по 25 рублей, сколько наберу столько наберу. В зависимости от того, есть у него четкая конечная цель или нет, будет различаться и квалификация. Общие правила квалификации продолжаемых преступлений предполагает, что если мы устанавливаем, что имеет место тождественность деяний, единство способа, применительно к хищениям, как правило, про продолжаемые преступления говорят, тогда и речь ведут и об единстве источника, из которого совершается это хищение. Единство конечной цели и общий умысел, тогда мы говорим о том, что это единое преступление и квалифицируется оно не по совокупности, по количеству тех актов, которые он совершал, а как общее одно преступление, объединенное общим умыслом. Несмотря на то, что этапы совершения преступления внешне схожи с отдельно стоящими преступными деяниями, но квалификации по совокупности не требуется. Если у нас преступление с конкретизированной целью, запланировал весь телевизор, собрал только часть, запланировал 251 тысячу рублей, поскольку это крупный размер, похитил только 50 тысяч рублей, но мы четко можем установить, какую конкретную цель он преследовал, тогда мы говорим о том, что квалификация в данном случае будет осуществляться как покушение на преступление, конечный результат которого и был им задуман, с учетом умысла этого самого лица, не хищение 50 тысяч рублей, а покушение на хищение 251 тысячи рублей. Квалификация различна, поскольку хищение 50 тысяч рублей, если речь идет об имуществе организации, то это простая кража, по части 1, если речь идет о хищении в крупном размере, то это квалифицированная кража, поэтому покушение на квалифицированную кражу более правильно и более строго наказуемо, нежели по фактически наступившим последствиям квалификации. Если же у нас конкретизации умысла не было, сколько удастся, столько и тащит, то тогда на этапе, когда мы пресекаем его деяния, если он не достиг конечного результата не перестал сам тащить это имущество, решив, что ему уже хватит, а продолжает каждый день по чуть-чуть вытаскивать, на каком-то этапе его пресекают, в данном случае квалификацию мы будем осуществлять не как покушение на что-то, а как по фактически наступившим последствиям, исходя из того, сколько он к этому моменту успел натащить, столько мы ему и вменим. Успел 50 тыс. натащить, значит, хищение без признака крупного размера, успел 251 тыс. натащить, значит, хищение в крупном размере, если же умысел совершенно четко был направлен на хищение больше этой суммы и это дает квалифицирующий признак, а успеть он не успел это сделать, то квалифицировать будем как покушение. Если у нас продолжаемое преступление не доведено до логического конца, в данном случае фактическое окончание преступления совпадает с юридическим моментом окончания, это отличие от длящегося преступления. Цель реализовал и в этот же момент и юридически преступление является оконченным, то встает вопрос о том, что делать с отдельно взятыми актами человеческого поведения, которые образуют цепочку продолжаемого преступного деяния. Особенно остро этот вопрос встает тогда, когда каждый из этих отдельно взятых актов сам по себе уголовно наказуемое деяние не образует. У нас есть мелкое хищение в КОАП в настоящий момент это до 1000 рублей, т.е. простое, без квалифицирующих признаков хищение в виде кражи, мошенничества, присвоения, растраты. Есть у законодателя мысль увеличить размер до 5 000 рублей, но пока обдумывается эта вариация, я очень сомневаюсь, что мелкое хищение в размере 5000 рублей будет адекватно воспринято общественностью, но тем не менее, пока 1000 рублей. Если у нас каждый день он вытаскивает не из помещения, не из хранилища, а со стола тащит 25 рублей у своего соседа, который каждый раз 25 рублей на столе ему оставляет, то каждый отдельно взятый акт будет образовывать мелкое хищение. Но цель у него по 25 рублей у соседа натащить 5 000 рублей, мы будем говорить о покушении на хищение 5000 рублей уголовно наказуемо. В этой ситуации, несмотря на то, что эти отдельно взятые акты образуют мелкие хищения мы не будем их в качестве таковых рассматривать, мы объединяем их общей целью и говорим о том, что это покушение на хищение 5 000 рублей. А если это уже дошло до уровня уголовно-наказуемого деяния, то просто рассматриваем как оконченное хищение соответствующим субъектом, как малозначительное деяние, как административно-наказуемое деяние отдельно взятые акты мы рассматривать не будем.

Категория: Общие положения | Добавил: UrokZakona (01.05.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
UrokZakona - копирование без ссылки запрещено © 2018.