Главная » Статьи » Уголовное право » Прочие вопросы

Статья 131. Изнасилование.

Статья 131. Изнасилование.

Начнем с характеристики преступления, предусмотренного ст.131, изнасилование. В этом преступлении одним из ключевых моментом является связь между субъектом и потерпевшим с точки зрения половой принадлежности. Потерпевшей от данного преступления может выступать исключительно лицо женского пола. Несмотря на то, что отдельные категории населения, проживающие в РФ по большей части на временном основании одно время возмущались по поводу того, что это является абсолютной несправедливостью, даже инициировали жалобу в Конституционный суд РФ по поводу того, что половая неприкосновенность женщины защищается, а половая неприкосновенность лица мужского пола не защищается. Речь не идет об однополых контактах то, что прописано в 132 (мужеложство и лесбиянство), а в том случае, когда женщина применяет насилие, заставляет вступить в интимные отношения – вот то представление определенной группы выходцев из стран ближнего зарубежья, за это ответственность у нас не предусмотрена. Так вот ошибаются они: Конституционный суд им указал в рассмотрении подобной жалобы, указав на то, что ничего подобного, для всех вот этих вариантов есть ст.132 УК. В отношении ст.131 УК такая противоположность полов определяется характеристикой объективной стороны преступления. Еще один момент, который касается потерпевшей: потерпевшей может быть женщина, которая в любых отношениях с виновным лицом состоит. Понятно, что привлечение к ответственности супруга своего – то не очень частое явление, тем не мене оно бывает. Более распространены ситуации, когда речь идет о лицах, не вступивших в брак: сожители, встречающиеся, знакомящиеся где-нибудь или через определенный промежуток времени решающие свои вопросы, развитие их отношений уже в судебном порядке – это достаточно часто встречающаяся практика. В отношении супругов конечно, такого вопроса нет, тем  не менее, с точки зрения теории и с точки зрения буквального толкования уголовного закона не исключается, что лицо, которое является потерпевшей от изнасилования, находится в супружеских отношениях с лицом, которое является субъектом, т.е. изнасилование мужем своей жены вполне возможно. Возвращаясь к вопросу об объекте, объект – половая свобода: вступать или не вступать в интимные отношения, с кем, когда и в какой форме. Если осуществляется принуждение – это возможность квалификации по ст.131. Раз уж мы говорим о том, что супруг может изнасиловать супругу, значит наличие предшествующих интимных контактов в любой форме не предполагает исключение ответственности по 131, равно как и по 132.

Объективная сторона включает в себя два элемента. Деяние, которое характеризуется сложностью, наличием двух действий, образующих данное деяние: применение насилия и совершение полового сношения. Применение насилия может  быть любое: как физическое, так и угроза применения насилия (психическое насилие) и насилие может применяться с точки зрения того, что написано в диспозиции ст.131 как к потерпевшей, так и к другим лицам. Вот здесь начинается самое интересное из того, что новое Постановление Пленума нам  говорит. Как люди, которые хорошо изучили общую часть, знающие, как характеризовать объективную сторону преступления, мы должны понимать, что если в диспозиции написано: насилие применяется как к потерпевшей, так и к другим лицам – это значит, что насилие к другим лицам конструктивно входит в объективную сторону изнасилования. Все согласны? Нет, Пленум ВС с нами не согласен. Пленум ВС в новом Постановлении, п.4 говорит о том, что если применяется насилие, в принципе, не исключает того, что насилие к другому лицу – это та часть насилия, которая необходима для того, чтобы признать объективную сторону изнасилования осуществленной, при условии, если речь идет о начале полового сношения после трех дней этого насилия. Но при этом он говорит о том, что по смыслу ст.17, когда речь идет о совокупности преступлений, необходима дополнительная квалификация любого насилия или даже любой угрозы применения насилия в отношении этого другого лица. Поясняю на пальцах: если насилие применяется к самой потерпевшей для того, чтобы подавить ее сопротивление и в отношении нее потом совершается половое сношение – это всё ч. 1 ст.131 УК. Либо квалифицирующие признаки – за пределы этого насилия выходит только тяжкий вред, умышленно причиненный и умышленно причиненная смерть – то, что требует дополнительной квалификации в любом случае. Если речь идет о применении насилия к другому лицу: к ребенку применяется насилие для того, чтобы подавить сопротивление матери и совершить с ней половое сношение – то это образует состав изнасилования – раз, и самостоятельный состав, либо угрозой причинения тяжкого вреда здоровью или убийством (ст.119), либо фактическое причинение вреда (ст.ст.111, 112, 115, 116, 117 или 105). Все те действия, которые совершаются в отношении другого лица, воздействие на которое подавляет сопротивление потерпевшей, требуют теперь по ПП ВС дополнительной квалификации. Понятно объяснила? Всем группам потока понятно объяснила? Отлично! Пошли дальше.

Вариант этого способа, который характеризует вторую составляющую деяния, есть еще один – использование беспомощного состояния. Использование беспомощного состояния потерпевшей предполагает, что потерпевшая либо не имела возможности понимать характер значения совершаемых в отношении нее действий, либо не имела возможности оказать сопротивление. Эта позиция идентична, что в старом, что в новом ПП ВС, единственное различие, которое я усмотрела: если в старом Постановлении речь шла о невозможности понимать характер совершаемых действий или оказывать сопротивление в силу физических или психических особенностей, к которым относились болезни, возраст (малолетний, престарелый и т.д.), то новое Постановление почему-то разводит физические и психические особенности отдельно и возраст отдельно. Мне кажется, что это не совсем правильно, потому что сам по себе возраст беспомощного состояния не влечет. Возраст влечет за собой наличие каких-то характеристик физических или психических: не способен оказать сопротивление, потому что слабый, не способен оказать сопротивление, потому что не понимает, что с ним делают, и именно поэтому возрастные характеристики трансформируются через психические и физические недостатки. Недостатки не в смысле ущербности, а в смысле того, что не дотянул еще до определенного состояния, когда лицо понимает характер совершаемых действий и способно оказать сопротивление. Тем не менее, Пленум почему-то развел эти характеристики. В отличие от убийства, в котором тоже есть признак беспомощного состояния для изнасилования: первое отличие – не имеет значение, сам привел в такое состояние потерпевшую или она была приведена в такое состояние или находилась в таком состоянии помимо его действий. Подсыпал препарат, который лишил ее возможности оказать сопротивление и совершил с ней половое сношение. Для убийства это не беспомощное состояние, потому что подсыпание препарата – это уже часть действий по реализации объективной стороны. Для изнасилования – это использование беспомощного состояния.

Второй аспект, который напрямую прописан в Постановлении и который путем судебного толкования исключен из убийства – это вопрос об алкогольном опьянении. Если мы говорим о том, что судебная практика идет по пути непризнания алкогольного опьянения беспомощным состоянием при убийстве, то при изнасиловании ПП, наоборот, прямо указывает, что состояние алкогольного и иного опьянения может быть основанием для признания лица, находящимся в беспомощном состоянии, но при этом должна быть такая степень опьянения, которая бы лишала возможности лица понимать характер совершаемых с ним действий или оказывать сопротивление. В ПП 2004 года аналогичное положение содержалось, но там Пленум ограничивал признание беспомощного состояния только ситуациями, когда лицо было пьяно настолько, что не способно было оказывать сопротивление. Понимала она при том или не понимала, что с ней происходит значения не имело, если способность к сопротивлению не утрачено, то беспомощным состоянием это признаваться не должно. Нынешний Пленум расширил понятие беспомощного состояния применительно к алкогольному опьянению и исходит из того, что даже если способность сопротивляться сохранялась, физически в принципе она могла сопротивляться, но с точки зрения психического своего состояния она не понимала характер совершаемых с ней действий и поэтому не сопротивлялась, мы все равно должны рассматривать это как беспомощное состояние. Степень алкогольного опьянения должна быть учтена, Пленум основывается на том, что степень алкогольного опьянения должна быть такой, чтобы… а дальше какая эта степень, для того, чтобы она утратила способность сопротивляться и для того, чтобы она утратила способность понимать характер совершаемых с ней действий. Я предполагаю, что это может быть различная степень алкогольного опьянения, применительно к той и другой ситуации. Чтобы не сопротивляться, наверное, надо достаточно сильно принять, чтобы не иметь физической возможности оказать сопротивление. А для того, чтобы не понимать характер совершаемых действий иногда достаточно относительно небольшой дозы алкоголя. А в плане психического сопротивления – кричать? В данном случае, имеется ввиду именно физического сопротивления. Когда это психическое сопротивление – это к вопросу о том, понимала или не понимала, что он с ней делает. А физическое сопротивление – могла или не могла противостоять.

Беспомощное состояние резюмируется в отношении лиц, которые не достигли 12-летнего возраста, потому что по определению действия в отношении них квалифицируется как изнасилование, если это по совпадению виновного потерпевшего по половому признаку или насильственные действия сексуального характера, если ситуация обратная. Что касается вопроса о применении насилия, еще один момент, который стоит отметить – это вопрос о применении психического насилия.

С физическим насилием все достаточно понятно – любое насилие, которое может подавить сопротивление потерпевшей. Уже оговаривала, что в отношении самой потерпевшей дополнительной квалификации, выходящей за рамки изнасилования, требует причинения тяжкого вреда здоровью (111), тяжкого вреда, повлекшего смерть (111 ч.4) и умышленного убийства. Все остальное укладывается в рамки состава 131, простого или квалифицированного. В отношении других лиц тоже определились: Постановление п.4 говорит, что все требует дополнительной квалификации.

Угроза применения насилия. Угроза применения насилия предполагает использование ее в качестве средства сопротивления потерпевшей, а для этого угроза должна обладать определенными характеристиками. Она должна быть действительной, она должна существовать в реальности, а не в воображении потерпевшей. И такая угроза должна носить характер применения физического насилия, угрожать какими-то другими действиями, например, разглашением сведений, позорящих потерпевшую, угрожать разводом, угрожать не вступлением в брак с потерпевшей невозможно. При определенных условиях это будет понуждение к действиям сексуального характера при половом сношении (ст.133), например, когда шантаж используется. В ряде случаев, когда угроза связана с тем, что на ней никогда не женится и съест свои документы, удостоверяющие личность, то в этой ситуации вообще невозможна квалификация по преступлению против половой неприкосновенности, половой свободы личности. Угроза должна носить непосредственный характер, она должна иметь возможность реализоваться здесь и сейчас. Угроза должна быть достаточно серьезной для того, чтобы иметь возможность сломить сопротивление потерпевшей: угроза здоровью, угроза жизни, угроза похищением, угроза незаконным лишением свободы и т.д. Угроза убийством и угроза причинением тяжкого вреда здоровью в принципе составом изнасилования охватывается, но не по части 1, а по ч.2 ст.131 п. «б», потому что она образует квалифицирующий признак. Про тех самых других лиц, к которым может также применяться угроза или насилие новое Постановление говорит только в п.4 по поводу того, что требуется дополнительная квалификация. Кто это такие, другие лица описано очень скудно, в скобочках написано, например, близкие. Предыдущее Постановление более детально разъясняло в своем п.7 кто такие близкие лица. Видимо, Пленум решил, что нам понятие близкого лица нам разъяснили при убийстве и его можно распространить это на все иные составы преступления. В общем-то, ничего экстраординарного в этом нет, потому что близкие лица понимаются тем же самым образом, что и для п. «б» ч.2 ст.105, т.е. близкие родственники и лица, жизнь, здоровье которых и благополучие которых дороги для потерпевшей. Это должны быть те лица, воздействием на которых можно сломить, подавить сопротивление потерпевшей.

Еще один интересный момент, связанный как раз с ситуацией «я на тебе не женюсь» или «я на тебе женюсь», несмотря на достаточно смешную составляющую, ВС сначала пришел к выводу о необходимости старое Постановление дополнить положением, касающимся этого момента, а потом непосредственно в новом Постановлении прописал это в третьем абзаце п.15, что действие лица, которое осуществляет склонение женщины на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обещания вступления в брак или иного обмана, или злоупотребления доверием не рассматривается как преступление против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Это не изнасилование, это не насильственные действия сексуального характера, это и не понуждение по ст. 133 УК. Обещать – не значит жениться, соответственно мы не можем привлечь к ответственности. Это самый распространенный вариант, который вызывает вопросы в практике, хотя не очень понятно, потому что практика достаточно устоявшаяся по этому вопросу и никто никогда не признавал такого рода действия – обманом, вынуждающим вступить в половое сношение или иные действия сексуального характера в качестве преступного посягательства, тем не менее, Пленум посчитал, что необходимо это прописать. Речь может идти не только об обмане, связанном со вступлением в брак. Это может быть обман, связанный с обещанием каких-либо материальных выгод или, например, обещание вознаграждения за оказание неких услуг. Если про применение насилия субъективная составляющая достаточно понятна, насилие применяется осознанно, лицо действует с умыслом, для того, чтобы подавить сопротивление потерпевшей, то использование беспомощного состояния, особенно, когда это состояние не зависит от действий самого виновного лица должно не просто использоваться, но и должно осознаваться лицом. Виновное лицо, когда совершает насильственные действия сексуального характера или половое сношение с лицом, находящимся в беспомощном состоянии, он должен понимать природу этой беспомощности и должен понимать, что именно в отношении такого лица свои действия он совершает.

Вопрос: «А если он сам является пьяным, не менее, чем сама жертва?» Если это состояние алкогольного опьянения не исключает его вменяемости, то это исключительно его трудности. Как он там, правильно или неправильно оценил характер происходящего. Если у него объективно не было возможности, но это вряд ли связано с состоянием алкогольного опьянения, исключительно. Это, как правило, связано еще с какими-то другими обстоятельствами, предшествующими их взаимоотношениями, например, исходя из которых у них такая традиционная форма подготовительной деятельности к осуществлению подобного рода мероприятий. Всегда он за ней бегает, она всегда от него убегает, тогда – да. А имела место фактическая ошибка, и он перепутал объект, перепутал жертву, он не к той хотел, а получается, к другой, близняшки они? Смех. Вопрос на самом деле вполне себе серьезный и актуальный. Здесь состояние алкогольного опьянения может только в начальной стадии оправдать, тогда, когда он посчитал, (совсем засмущали, нормальный вопрос, между прочим, задал), если он изначально перепутал лиц, то до того момента, пока не оказала сопротивление, вопрос об ответственности не встает. Когда она оказывает сопротивление он должен понимать, не имеет значения в отношении своей супруги или девушки он совершает эти действия или в отношении совершенно посторонней. Если она оказывает сопротивление, не имеет значения, она в парандже ходит, не имеет значения. Она говорит «нет», на этом – всё! А если она не говорит «нет», то в данном случае, если она не говорит «нет», потому что она пьяная, то тогда она находится в беспомощном состоянии, а если она находится в беспомощном состоянии, то эта беспомощность должна им пониматься. Он, использует ее состояние «пьяная» для того, чтобы совершить с ней половое сношение, помимо ее воли, он все равно должен понимать, что это помимо воли. А если он думает, что она согласна и исходит из того, что это его девушка, которая не сопротивляется, то это исключает субъективную составляющую. Все, с близнецами, немыми, паранджами и прочими закончили? А если любимое животное использовали как..? Нет, только в отношении живых лиц, только в отношении человека насилие применяться может. Пока, слава Богу, мы не дошли до уровня, когда животные у нас близкие родственники. Я понимаю, что дальние родственники для нас все животные являются, спасибо Чарльзу Дарвину, но не настолько близкие они все-таки для нас. Все, по-развлекались, идем дальше.

Оконченным преступление является с момента начала полового сношения. Применение насилия – это стадия покушения, как только начинается половой акт – преступления является оконченным, не имеет значения, завершился он или не завершился, по зависящим или по не зависящим от лица обстоятельствам. Если было применено насилие, но половой акт он не сумел совершить по не зависящим от него обстоятельствам, по физиологическим обстоятельствам, по тому, что кто-то оказал сопротивление со стороны, это другое лицо, к которому применялось насилие, оказало помощь, тогда речь идет о покушении на изнасилование, квалификация через ч.3 ст.30. Если половое сношение началось, то преступление является оконченным. В старом ПП ВС разъяснялось даже чуть более широко, там указывалось, что независимо от окончания и независимо от наступивших последствий. Поскольку речь идет о формальном составе, вопрос о наступлении последствий уже второстепенный, связанный с квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками.

Субъективная сторона. С субъективной стороны речь идет исключительно о прямом умысле, виновный понимает, что совершение полового сношения осуществляется с применением насилия или с использованием беспомощного состояния, помимо воли потерпевшей и желает совершить половое сношение помимо воли потерпевшей.

Мотив. Мотивация, как правило, сексуальная, но не обязательно. Это может быть мотив мести за любое действие, не только в связи с предыдущим отказом, но и в связи с осуществлением профессиональной деятельности, например, подчиненный по отношению к начальнику или начальница по отношению к подчиненному, соседи по отношению друг к другу и т.д. Причем, если раньше в научной литературе вопросы ставились по поводу этой самой мотивации, а можно ли говорить о совершении полового сношения как об изнасиловании, если речь идет об отсутствии сексуальной мотивации или мы должны каким-то другим образом это расценивать? То в настоящее время ПП в п.1 прямо это указало, что мотив значения не имеет.

Субъект – лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицирующие признаки ч.2 ст. 131 УК.

Давайте по квалифицирующим признакам с вами пройдемся, по особенностям этих признаков. Ч.2 ст. 131 УК – группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, соединенное с убийством, причинением тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, повлекшее заражение венерическим заболеванием. Три пункта и гораздо больше признаков.

П. «а» ч. 2 ст. 131 УК – совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Первый признак – группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой имеет определенную специфику. Специфика эта заключается в том, что если лица совершают преступление в группе, например, в группе лиц по предварительному сговору, как наиболее распространенный вариант мы будем брать, то, во-первых, субъектом может выступать не только мужчина, соисполнителем может выступать и женщина, потому как деяние сложное, которое образует объективную сторону, насилие может применять женщина, половое сношение – совершать мужчина. Если это единолично совершаемое преступление, то только мужчина – субъект. Если оно совершается в группе, то применение насилия может осуществляться и женщиной, и она при этом будет признаваться соисполнителем. Достаточно четко объяснила, чтобы все усвоили?  Дальше идем.

Применительно к этому же признаку – групповому возникает еще один вопрос. По поводу того, что раз сложное, то один может применять насилие, второй может осуществлять только половое сношение и поэтому половой признак может быть разный у соисполнителей – это мы уже усвоили. Если у нас не только несколько субъектов, но и несколько потерпевших. Ситуации могут быть разные: когда лица совместно применяют насилие, например, два лица по предварительной договоренности, совместно применяют насилие к двум потерпевшим и поочередно совершают половое сношение с каждой из них, сначала с одной, потом меняются местами. В этом случае все совершенно понятно и очевидно – группа лиц по предварительному сговору в отношении этих двух потерпевших. Возникает вопрос тогда, когда половое сношение каждый из субъектов совершает только с одной из потерпевших. Пленум, что в предыдущем Постановлении, что в нынешнем Постановлении четко разъясняет: если насилие применяли вместе, если умысел был единый, значение не имеет, совершили ли они половые сношения с каждой из потерпевшей или только с одной из них. Если они вместе применяли насилие, а потом половое сношение каждый совершал с одной, только с одной из потерпевших, все равно мы говорим о том, что это групповое преступление, что это группа лиц по предварительному сговору. Если лицо не применяло насилие, не совершало половое сношение, но каким-то иным образом способствовало совершению преступления, предусмотренного ст.131, тогда квалификация требует ссылки на ст.33, как организатора, как подстрекателя или как пособника. Пособник в очень незначительной части случаев –квалификация осуществляется с учетом того, что пособнические действия зачастую выражаются в предоставлении определенной информации: где будет находиться потерпевшая, какой у нее график работы, где она работает, предоставление помещения для совершения этих действий, но в основном традиционные варианты пособнических действий – оказание какой-то помощи на месте преступления, они укладываются в применение насилия: закрыл в помещении, препятствует выходу – применение насилия. Поэтому, здесь грань между пособническими и исполнительскими действиями она связана с тем, участвовал в применении насилия, ограничении свободы, подавлении сопротивления потерпевшей или нет. А что касается организаторских и подстрекательских действий – то можно говорить об этих вариантах квалификации более часто, тогда, когда лицо либо склоняет к совершению изнасилования и изнасилование осуществляется, например, одним лицом и тогда мы группу лиц не усматриваем, а мы усматриваем действие лица, которое совершает половое сношение, применяет насилие, как единоличного исполнителя, а второй несет ответственность со ссылкой на ч.4 ст.33 УК. Если организовал и при этом не принимал участие, то со ссылкой на ч.3 ст.33 УК.

П. «б» ч.2 ст.131 УК – соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам. Речь идет не только о прямых высказываниях, как в принципе, о любой угрозе, когда мы говорим про изнасилование необязательно, чтобы угроза была четко сформулирована и озвучена русским языком вслух. Достаточно, чтобы вменить этот квалифицирующий признак, того, что потерпевшая понимала характер угрозы, угроза выражена достаточно четко для того, чтобы ее характер был очевиден и обладать всеми другими признаками: возможностью реализации незамедлительно и реально. Может угрожать оружием, например, этого вполне достаточно, чтобы говорить об угрозе опасным насилием от тяжкого вреда и выше. Если словесно высказывает угрозу – тут все достаточно очевидно. Вопрос о том, когда эта угроза убийством высказывается и в связи с чем? Решение этого вопроса может служить основанием для вменения дополнительного состава преступления, предусмотренного ст.119 (угроза убийством). Когда это может быть? Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью высказывается при подавлении сопротивления потерпевшей, то тогда она дает нам квалифицирующий признак по ч.2 ст.131. Если угроза высказывается после того, как изнасилование совершено для того, чтобы потерпевшая не сообщила в правоохранительные органы, то тогда эта угроза уже не в связи с изнасилованием осуществляется и требует дополнительной квалификации. Что старое Постановление, что новое это достаточно четко отражает. Возвращаясь к п.4 Постановления, угроза убийством или тяжким вредом здоровью в отношении другого лица – требует всегда дополнительной квалификации, вне зависимости оттого, когда она высказана.

Изнасилование с особой жестокостью – еще одна характеристика этого признака. С одной стороны признак достаточно тесно смыкается с той характеристикой, которую особая жестокость получает при убийстве, с другой стороны – есть определенные нюансы, связанные со спецификой самого преступного деяния. Если в процессе совершения изнасилования умышленно причинены особые мучения и страдания, то мы говорим о совершении изнасилования с особой жестокостью. Причем, в данном случае особые мучения и страдания характеризуются совершением действий в отношении исключительно потерпевшей. Если раньше особые мучения и страдания могли быть причинены и другому лицу, если осуществляется истязание ребенка на глазах у матери для того, чтобы склонить ее к вступлению в половое сношение, то это признавалось изнасилованием, совершенным с особой жестокостью. С учетом того, что ныне действующее Постановление нам говорит, что все действия в отношении этих других лиц самостоятельной квалификации требует – это значит, что мы не можем говорить об особой жестокости, применительно к изнасилованию, а будем говорить об особой жестокости, связанной с совершением преступления в отношении этого лица: истязание вменять в отношении действий, совершенных к этим другим лицам, применительно, или с квалифицирующим признаком тяжкий вред здоровью. В принципе причинение особых мучений и страданий другому лицу при изнасиловании не исключает вариант особой жестокости, не исключается тогда, когда это другое лицо присутствует при совершении изнасилования, тогда, когда изнасилование совершается в присутствии другого лица. Тогда – да, особая жестокость в соответствии с новым Постановлением тоже имеет место. В общем и целом, если речь идет о действиях, совершенных применительно к самой потерпевшей, то ПП называет пытки, истязание, глумление в процессе изнасилования и способ подавления сопротивления, который причиняет особые физические или психические мучения и страдания у самого потерпевшего или психические страдания у других лиц. А если одно лицо совершает половое сношение, а второе в этот момент осуществляет особую жестокость по отношению к самой потерпевшей? Вменять будем особую жестокость обоим лицам? Смотря что под этой особой жестокостью понимается. Ухо отрезает, а второй насилует. Если это охватывалось общим умыслом – то будут вменять обоим. Если особая жестокость выразилась в том, что один подавлял сопротивление потерпевшей, чтобы она перестала сопротивляться, второй совершает половое сношение, а тот, который подавлял решил еще кого-то привести, например, ребенка посмотреть, то в этой ситуации мы должны учитывать, что особая жестокость – это характеристика способа, и если тот является инициатором, а этот продолжает в присутствии другого ребенка совершать изнасилование, то я считаю, что можно вменить обоим, потому что совершающий половое сношение в этот момент понимает, что он совершает эти действия в отношении потерпевшей в присутствии близкого ей человека.

П. «в» ч.2 ст. 131 УК – повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием. Про то, что такое венерические заболевания мы с вами не так давно разговаривали, применительно к изнасилованию ничего нового я не скажу с этой точки зрения. Единственный момент, на который следует обратить внимание: в ПП старом было сказано, что такого рода последствия могут быть причинены только умышленно: с прямым или с косвенным умыслом. В настоящее время п.12 ПП 2014 года говорит о том, что эти последствия могут быть причинены как с прямым или косвенным умыслом, так и по неосторожности в виде легкомыслия. Почему только в виде легкомыслия? Потому что речь идет о заражении лица венерическим заболеванием лицом, знающим о наличии у него этого заболевания. Небрежное заражение исключается, а легкомыслие не исключается. В принципе, позиция ВС в данном случае верная, с учетом того, что возвращаясь к тому моменту, который мы рассматривали применительно к ст.121, к заражению венерическим заболеванием, мы там говорили о том, что такие три варианта субъективной стороны возможны: прямой умысел, косвенный умысел и легкомыслие. Логично перенести это все и на изнасилование, повлекшее заражение венерическим заболеванием, с учетом того, что 121 дополнительно не вменяется. Если мы вменяем этот признак – 121 не требуется.

Квалифицирующие признаки ч. 3 ст. 131 УК.

Следующие квалифицирующие признаки к ч.3 ст.131 УК – п. «а» в отношении несовершеннолетней потерпевшей; п. «б» повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение её ВИЧ-инфекцией и иные тяжкие последствия.

В отношении несовершеннолетия, также как и в отношении всех возрастных признаков потерпевшего не только применительно к ст.131 УК, но и применительно ко всем преступлениям против половой свободы и половой неприкосновенности Пленум разъясняет, что лицо должно либо достоверно знать, либо иметь основания предполагать недостижение соответствующего возраста. Если лицо добросовестно заблуждалось в возрасте, то этот признак вменен быть не может. Почему такое разъяснение было специально дано? Потому что до относительно недавнего времени все эти признаки были сконструированы по принципу заведомости: несовершеннолетний, заведомо не достигший 14-летнего возраста, заведомо не достигший 12-летнего возраста и т.д. Признак заведомости когда исключили из этих квалифицирующих обстоятельств суды встали в тупик по поводу того, а что теперь нам с этим делать, вменять по объективным обстоятельствам: ей действительно не было 18 лет? Или мы должны субъективную составляющую учитывать, потому что ей 17 лет и 11 месяцев и послезавтра ей будет 18 и выглядит она на 18, а то и на 20, и с учетом того, что она находится в ночном клубе, на котором написано: «Несовершеннолетним вход воспрещен» и по определению он паспорт у нее не спрашивает, понимая, что раз в ночном клубе лица совершеннолетние находятся, значит она там совершеннолетняя, ее пропустили? Практика была неоднозначной. Раз про ночной клуб совершенно не случайно сказала, это практика сибирская какая-то, сибирских судов, не помню регион, мне кажется, что в Новосибирске вменили этот признак в отношении несовершеннолетней, как раз в отношении совершения изнасилования в ночном клубе. Когда стали выяснять обстоятельства дела он стал ссылаться на то, что был клуб для лиц, старше 18-летнего возраста, паспорт у нее спрашивать я не обязан, предполагалось, что это сделали на входе, когда ее сюда пустили. По ее внешним признакам ей не то, что 18, ей уже за 20, поэтому я не мог и должен был предполагать, что она не достигла совершеннолетия. Суд первой инстанции не согласился с такими доводами, вменили признак несовершеннолетней. Вышестоящая инстанция сказала: ничего подобного, абсолютно прав, в данном случае он не предполагал по обстоятельствам дела не мог и не должен был предполагать, что она не достигла 18-летнего возраста. Поэтому и в старом Постановлении этот пункт, если не ошибаюсь, был п.15, изменения внесли, и в новом Постановлении это изменение сохранилось. Лицо должно иметь основание считать, что лицо не достигло 18, 16, 14, 12-летнего возраста и т.д., применительно ко всем категориям возрастов.

П. «б» ч.3 ст.131 УК – повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда. С тяжким вредом мы с вами определились, какие последствия в виде тяжкого вреда могут быть, все, что в 111 прописано. Неосторожное, исключительно, причинение тяжкого вреда для п. «б» ч.3 характерно. Умышленное причинение тяжкого вреда – это дополнительная квалификация по 111. Вопрос о том, что такое иные тяжкие последствия – ключевым является в этом п. «б» и вопрос о форме вины, применительно ко всем остальным последствиям, которые предусмотрены в этом п. «б». Раз указано, что повлекшее по неосторожности, опять же используем стандартную конструкцию: раз признаки альтернативные перечислены – это значит, что они должны совпадать по своим характеристикам и по идее, эта неосторожность должна распространяться на все виды последствий. Однако, исходя из того, что нам ВС предлагает при квалификации, получается, что не на все эти признаки исключительно неосторожная форма вины распространяется. В отношении тяжкого вреда здоровью – да. В отношении иных тяжких последствий – да. В отношении заражения ВИЧ-инфекцией – возможны как умышленная, так и неосторожная формы вины. Та же самая вариация: прямой умысел, косвенный или легкомыслие. В отношении иных тяжких последствий Пленум значительно расширил описательную часть того, что мы можем считать тяжкими последствиями. Если раньше ПП в качестве примера приводило самоубийство потерпевшей, то на настоящий момент в качестве примера приводится самоубийство, покушение на самоубийство и наступление беременности.

Что касается самоубийства и покушения на самоубийство – здесь достаточно традиционный подход и никаких особых новшеств Пленум не внес, с учетом того, что и раньше перечень был открытым и сейчас тоже перечень открытый иных тяжких последствий, но это наиболее распространенный, который ВС предлагает для определения каких-то критериев равных этих тяжких последствий. А вот что касается беременности, то здесь вопрос о признании беременности тяжким последствием при изнасиловании не однозначно в научной литературе решается. Есть авторы, которые исходят из того, что беременность по определению – счастье для женщины и не может она быть тяжким последствием. Вопрос, начиная от того, какие характеристики генетические у этого лица, которое стало отцом ребенка и, заканчивая тем, что последствия моральные для женщины, которая вынашивает этого ребенка всю жизнь будет на него смотреть, воспринимая его не совсем так, как должна была воспринимать мать, безусловно, они должны быть отражены. Еще один момент, который говорит в пользу того, что Пленум абсолютно верно беременность поместил в перечень этих обстоятельств – это социальные показатели для прерывания беременности. Мы с вами, когда про незаконное прерывание беременности говорили, я уже упоминала, что единственный социальный показатель, который сейчас остался – это беременность в результате изнасилования. На основании этого показания может быть прерывание беременности осуществлено на сроке беременности свыше 12 до 22 недель – то, что не допускается при любых других обстоятельствах, кроме медицинских показаний. Поэтому, наверное, ВС в данном случае оказал большую услугу практике, включив это в перечень, достаточно еще к тому, что не все суды рассматривают в качестве тяжких последствий наступление беременности. Мотивировали это разными обстоятельствами, разными аргументами свою позицию подтверждали, но практика была двойственная.

Квалифицирующие признаки ч. 4 ст. 131 УК.

Ч.4 ст.131 УК два признака в себя включает: п. «а» повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей; п. «б» потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста.

В отношении последствий – смерти потерпевшей, смерть должна находиться в причинно-следственной связи с совершением изнасилования, например, в процессе подавления сопротивления потерпевшей совершил такие действия, которые по его представлению не могли повлечь смерть, но он ошибся. Должен был предполагать, что если душить ее в течении трех минут она отключится и может отключиться насовсем, а не просто потерять сознание. Может быть и более далекая привязка, в частности, в практике я встречала ситуации, когда причинивший по неосторожности смерть – признак вменялся в случаях, когда потерпевшая убегая от лица, собирающегося совершить с ней половое сношение, упала с балкона. Он ее гонял по квартире, она выскочила на балкон, он ее стал преследовать и вышел на балкон, она в этот момент попыталась позвать на помощь, свесилась через перила и сорвалась с балкона. Суд вменил в данной ситуации причинение смерти по неосторожности, несмотря на то, что напрямую от его действий: физического контакта с потерпевшей смерть не наступала. Что касается второго признака: раз мы говорим «повлекшее по неосторожности» – это означает, что умышленное отношение к смерти исключается. Квалификация по ч.4 требует дополнительной квалификации по 105. Та же самая дополнительная квалификация требуется и в случае, когда смерть произошла как вторичное последствие от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, 111 ч.4 – это тоже дополнительная квалификация.

Второй признак – потерпевший, не достигший 14-летнего возраста. Про определение возраста я уже сказала. Единственные момент, который здесь показать, не углубляясь в подробности – это то, что по данному признаку квалифицируется совершение полового сношения без использования насилия в отношении потерпевшей, не достигшей 12-летнего возраста. Это примечание к ст. 131. Если потерпевшей нету 12, то она по определению – лицо, которое находится в беспомощном состоянии, как бы она не соглашалась, как бы она не проявляла инициативу, если даже потерпевшая такого свойства поведение демонстрирует, все равно, знание того, что она не достигла 14-летнего, в данном случае – 12 летнего возраста, позволяет квалифицировать по ч.4 п. «б». В отношении потерпевшей от 12 до 14 уже имеет значение, давала она свое согласие или не давала. Если она давала свое согласие на вступление в интимные отношения, значит – это 134 – половое сношение с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, достигшего 12, не достигшего 14-летнего возраста. Если она своего согласия не давала, то это изнасилование как раз по этому п. «б» ч.4 ст.131. Если ей нету 12 – не имеет значения, какие согласия она там давала, по определению – это п. «б» ч.4 ст.131.

Квалифицирующий признак ч. 5 ст. 131 УК.

Деяние, предусмотренное пунктом "б" части четвертой настоящей статьи, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. 131 УК).

Последний признак, который есть в ч.5 ст.131 УК, я думаю, что на нем и остановимся на сегодня – это признак, характеризующий субъекта. В данном случае речь идет о специальном субъекте, о лице, который имеет судимость за ранее совершенные преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. Это означает, что лицо совершило преступление в отношении потерпевшего, не достигшего 14-летнего возраста, потому что мы должны квалификацию проводить были бы по п. «б» ч.4 ст.131, но переходим на ч.5, потому что лицо до этого имеет не снятую или не погашенную судимость за любое из предусмотренных этой главой преступлений в отношении несовершеннолетнего: изнасилование несовершеннолетней, насильственные действия сексуального характера или половое сношение в извращенной форме в отношении несовершеннолетней или несовершеннолетнего, понуждение к действиям сексуального характера в отношении несовершеннолетнего, 134 – добровольное половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста или развратные действия в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста. Любое из этих преступлений, которое предусмотрено статьями со 131 по 135, если оно совершено было в отношении несовершеннолетнего, если судимость за это преступление не снята или не погашена, значит мы усматриваем признак ч.5 ст.131. Еще один нюанс, который в Постановлении обозначен, который в определенной степени вступает в противоречие с тем, что у нас написано в УК – это то, что Пленум в п.14 указывает, что к судимостям не снятым, не погашенным относятся и судимости лица до 18 летнего возраста. Рецидив в этом случае, в соответствии со ст.18 мы усмотреть не сможем, а этот признак предыдущей судимости мы усмотрим. Опять же, если судимость до 18 лет снята или погашена, значит, судимости нет. Если она не снята и не погашена, то при назначении наказания, например, признак рецидива мы учесть не можем, а ч.5 усмотреть можем. Вопросы ко мне по поводу того, что рассказала сегодня есть? Вопросов море, но будем двигаться дальше и решать их по мере поступления. Пока перевариваем до следующего раза.

Категория: Прочие вопросы | Добавил: UrokZakona (02.05.2018)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
UrokZakona - копирование без ссылки запрещено © 2018.