Главная » Статьи » Уголовное право » Прочие вопросы

Статья 159.3. Мошенничество с использованием платежных карт

Статья 159.3. Мошенничество с использованием платежных карт.

Хищение имущества с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты. Специфика следующая.

Во-первых, появляется то, что выступает средством совершения посягательства.

Объективная сторона заключается в хищении чужого имущества с использованием этих карт. Карта, которая используется как средство совершения мошенничества может быть либо украдена ранее, либо изготовлена, либо может принадлежать другому лицу и находится у виновного на законных основаниях: бухгалтер организации, который получает карты стопочкой для раздачи работникам в качестве зарплаты. Получает эти карты кредитные или зарплатные для того, чтобы передать, она находится на законном основании, он ее использует для хищения денежных средств, совершает мошенничество по ст. 159.3.

Кредитные карты, расчетные карты и иные платежные карты как средство совершения мошенничества. Что касается кредитных и расчетных крат – здесь все достаточно очевидно, есть Положение об эмиссии платежных карт, которое разрешает их использование с 2004 года. В нем разница между кредитной и расчетной картой определяется следующим образом: когда речь идет о расчетной карте, то лицо имеет право распоряжаться, совершать операции в пределах того денежного лимита, который он сам на эту карту положил, плюс тот самый овердрафт – тот кредитный лимит, который  предоставляет владельцу расчетной карты банк или иная кредитная организация. Овердрафт может присутствовать, может отсутствовать, тогда речь идет только о собственных денежных средствах. Если это кредитная карта, то расчет лицом осуществляется в пределах того расходного лимита, который в качестве кредита предоставляется банком или иной организацией, которая выпустила эту карту. Что касается иных платежных карт, то здесь вопрос решается не однозначно: кто-то относит сюда очень большое количество карт, включая подарочные сертификаты, кто-то относит очень ограниченный круг пластиковых карт различного свойства. Есть смысл говорить в качестве наиболее рационального примера о наших с вами подорожниках, которыми мы расплачиваемся в метро, поскольку там тоже есть соответствующая денежная сумма, которая может быть использована по назначению при оплате поездок. Само похищение пластиковой кредитной, расчетной и прочей карты не рассматривается в качестве мошенничества и хищения в принципе оконченного, несмотря на то, что имуществом завладевают. Стоимостная характеристика этой карты – это стоимость этого пластика. Ценность карты не в том, что кусочек пластика похищен, а в том, какие права предоставляет ее похищение. Поэтому, в зависимости оттого, что с этой картой собираются дальше делать – это будет приготовлением, либо к краже, либо к мошенничеству – мошенничеству с использованием платежных карт.

Отличие кражи с использованием платежной карты от мошенничества с использованием платежной карты. Тем самым нюансом, который описан в диспозиции ст. 159.3 УК – путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой и иной организации. Для того, чтобы мы признали извлечение стоимостной выгоды из этой карты мошенничеством нам необходимо, чтобы произошло это с участием уполномоченного работника банка, торговой, кредитной и прочей организации. Если это происходит без участия физических лиц – речь идет только о краже. На примере поясняю: похитил карту пластиковую, деньги получил из банкомата. Что будет? Будет кража, потому что банкомат обмануть нельзя и банкомат осуществляет механические действия по алгоритму: карту в него поместили, PIN-код ввели, он не оценивает личность лица, которое это делает, он не оценивает откуда эти карты взяты и т.д., он оценивает только то, что есть пластиковая карта и введен PIN-код, который соответствует этой карте. Есть определенный механизм, при этих условиях он не может не выжать денежные средства по запросу. Поэтому речь идет о краже. Если те же самые действия связаны с получением денежных средств лицом через кассу банка, уже на другой стороне есть человек, который оценивает не только наличие пластиковой карты и знание PIN-кода, но оценивает еще и личность, обман происходит в отношении этого работника банковской организации, лицо выдает себя за владельца этой пластиковой карты. Причем в научной литературе тоже не однозначно решается этот вопрос: кто-то считает, что достаточно того, что я как личность принес пластиковую карту, подал ее и тем самым позиционирую себя как владелец пластиковой карты и это уже мошенничество. Другой подход более узкий, предполагающий, что у лица, перед которым позиционирует себя виновный как владелец пластиковой карты должна иметься возможность и обязанность проверить личность. Если в торговой организации продавец оплату покупки производит с использованием пластикой карты путем введения PIN-кода обмана не происходит, потому что механизм тот же самый, неважно торговый представитель подал этот автомат для того, чтобы вы ввели PIN-код или вы это делаете при банкомате, работник торговой организации не участвует. Если речь идет о том, что вы без введения PIN-кода оплачиваете, чек вы должны подписать, представить паспорт и т.д. В данном случае работник осуществляет идентификацию вас как владельца этой карты. На мой взгляд, и в том, и в другом случае мы должны говорить о мошенническом посягательстве, с учетом того, что написано в ст. 159.3. Потому что там и там лицо осуществляет оценку, психологическое воздействие на это лицо есть. Позиционирование себя как владельца этой карты. Никто не мешает продавцу в магазине спросить у вас дополнительно паспорт к этой пластиковой карте. Никто не мешает по каким-то причинам отказать в обслуживании, заподозрив, что эта карта вам не принадлежит, особенно, когда вводится PIN-код с ошибками.

Вопрос: Если мы пришли к банкомату, получать деньги. Банкомат зажевал нашу карту. Мы вызываем работника, он приезжает. Мы уже, получается, его обманываем – это мошенничество или кража? Он не обязан тебя идентифицировать. Они проверяют паспорт. Исходя из того, что вам зал ответил, можно сделать вывод, мне даже ничего рассказывать не приходится. Что делает работник, который приезжает чинить банкомат? Чинит банкомат и возвращает нам карту. Все! Где хищение денежных средств?

Вопрос: Если преступник подойдет с картой к банкомату и снимет 100 или 200 рублей – это мелкое хищение? А вот это большая проблема, которая возникает теперь в практике. Если мы говорим о том, что само хищение карты, похищение карты не рассматривается в качестве оконченного хищения, является только приготовлением. У нас приготовление наказуемо к тяжким и особо тяжким преступлениям. В случае, когда лицо намеревалось похитить оттуда большую сумму, но в силу каких-то обстоятельств снял 100 рублей, мы все равно можем считать, что хищение окончено, потому что умыслом его охватывалось завладение имуществом по частям. А если речь идет о том, что он изначально намеревался именно 200 рублей снять, здесь приходится делать вывод о том, что это мелкое хищение.

Вопрос: а если он совершит уже мошенничество – купит пакет молока – это тоже? Если он не намеревался больше ничего делать с этой картой, то тогда – это мелкое хищение. Если он намеревался использовать эту карту в дальнейшем до уровня уголовно-наказуемого, но пока совершил только часть этих действий – в соответствии с общими правилами квалификации – у нас получается, что это покушение на хищение в соответствующем размере. Эта большая проблема, особенно когда возникает ситуация задержания лица на этапе самого похищения карты. Он картой завладел и еще не решил, что с ней делать. А если это приготовление? К чему? Поехать собирается. А если он не знает, куда он собирался поехать? Вот основная проблема в практике. У нас ВС в этом Постановлении сказал: если он собирался похитить из банкомата – это приготовление кражи, если собирался обмануть работника кредитной организации – это мошенничество. Это приготовление к мошенничеству или к краже. А если он еще не знает, что он собирается с ней делать. Забрал карту и держит ее у себя. Надо будет – пойду в банкомат деньги сниму. Надо будет – в магазине расплачусь. Не слышно…. преступление является тяжким и особо тяжким – мошенничество и кража? По первой части – нет. В том-то и дело, что, во-первых, половина из них приготовлением уголовно-наказуемым являться не будет. Если только мы не знаем  о том, что он собирался точно, завладел платиновой картой и знает, что там миллионы и миллиарды, он собирался завладеть этими денежными средствами, там тогда все очевидно. Во всех других случаях, если он не знает, сколько там денег, а если он точно знает и собирается изъять 100 рублей всего. А если он знает, что там есть деньги, но он не знает, каким способом он будет их изымать. Во всех этих случаях квалификация очень и очень затруднена. Вариантов более-менее адекватных практически нет. Если мы говорим о том, что он готовился к краже, то мы привлекаем его к ответственности за более тяжкое преступление.

Если мы посмотрим все ст.159 УК со значками, они привилегированны по отношению к общему составу мошенничества, они по первой части все являются преступлениям небольшой степени тяжести и даже в некоторых случаях лишение свободы вообще не предусмотрено в качестве вида наказания. Кража по ч. 1 ст. 158 УК – тоже преступление небольшой степени тяжести, но санкция – до двух лет лишения свободы. Возникает вопрос: более тяжкое или не более тяжкое, или менее тяжкое мы должны вменять в части приготовления? И в том, и в другом случае, если речь идет о части 1, то у нас это не уголовно-наказуемо. Если не выбирать, а вменять и то, и другое, предполагая, что он намеревался и изъять имущество из банкомата, и совершить покупки, путем использования денежных средств на карте – то это необоснованное вменение, которое тоже не предполагается. А дальше возникает еще более глубокие вопросы, связанные с тем, на каком этапе произошла или не произошла оплата фактически теми денежными средствами, которые он тратит при покупке в магазине. Немножко мы углубились в это, но тем не менее, раз начали задавать вопросы.

Механизм предполагает, что лицо оплачивает денежными средствами, находящимися на карте, товары, которые приобретает в магазине. Если оплата проходит, то он причиняет ущерб лицу, денежные средства которого списываются с этой карты. А если оплата не прошла? Если в течение банковского дня, буквально через полчаса карта будет заблокирована? Получается, что ущерб он причиняет не лицу-владельцу карты, потому что у него эти деньги не списались, а магазину, который не получил оплату за товары. Все зависит оттого, каков механизм расчетов между магазином и той организацией, банком, который обеспечивает оплату. Тут достаточно все сложно, нормы не однозначные, очень! Вопрос: человек постоянно снимает с разных карт, разных потерпевших по 100 рублей. Зависит оттого, каким образом он эти карты получил. Если он похитил их все скопом и совершает эти действия по 100 рублей одним способом. В данном случае, несмотря на то, что собственники разные, думаю, можно говорить про один источник и можно это объединить в качестве единого продолжаемого преступления. Но если он время от времени похищает, сначала у одного 100 рублей снял, потом у другого, то здесь объединять мы не можем. Вообще не будет…? По сути, получается – да.

Категория: Прочие вопросы | Добавил: UrokZakona (02.05.2018)
Просмотров: 34 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
UrokZakona - копирование без ссылки запрещено © 2018.