Главная » Статьи » Уголовное право » Прочие вопросы

Статья 159. Мошенничество

Статья 159. Мошенничество.

Постановление Пленума «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в отношении присвоения растрат функционирует в полном объеме, в отношении мошенничества очень условно, с учетом того, что многие вопросы, которые там рассмотрены сейчас относятся не к основному составу ст. 159 УК, а к новым составам мошенничества, которые появились в уголовном законодательстве. Нет каких-то чрезвычайных противоречий в этом Постановлении, если мы трансформируем на соответствующие виды мошенничества, потому что тот законопроект, который в конечном итоге прошел, благодаря которому появились новые виды мошенничества, был .. быстро принят… ВС и на базе того, что они прописали в ПП ВС. Очень многие аспекты не нашли своего отражения, потому что когда Постановление писалось речь шла об одном составе и о некоторых нюансах этого состава, а вот когда появилось шесть новых статей, естественно, появились многие вопросы, которые с функционированием этих статей связаны. Очень многие моменты не совсем ясны правоприменителю до сих пор, несмотря на то, что действует норма уже относительно давно для уголовного закона, два года – это достаточно много, тем не менее есть нюансы, которые правоприменитель пока еще не освоил. Надеемся, что Пленум ВС все свои глубинные задумки, которые изначально вкладывались в этот законопроект сформирует в некое Постановление новое и нам будет отчего отталкиваться. Пока мы поговорим про общий состав мошенничества. Дальше бегло пробежимся по специфическим видам мошенничества.

Отличия мошенничества от других форм хищения.

1. Во–первых, тем, что это не совсем хищение в полном объеме, поскольку ст. 159 предусматривает ответственность за хищение и за приобретение права на чужое имущество. В научной литературе очень много споров, это вообще самый спорный состав из всех хищений. Много споров идет по поводу того, следует ли считать приобретение права на чужое имущество другой разновидностью, отличной от хищения, мошенничество, но в другой форме, мошенничество – не хищение. Либо есть смысл говорить только о том, что приобретение права на чужое имущество – это специфическая характеристика хищения в о отношении тех объектов гражданских прав, того предмета, который не может быть напрямую предметом преступления для различных форм хищения, например, недвижимое имущество, безналичные денежные средства и т.д. Сложно себе представить, что недвижимое имущество можно похитить путем тайного завладения этим имуществом или даже открытого, потому что вторжение в чужое и установление новых законов практически никаких полномочий сколько-нибудь существенных для лица, которое незаконным образом проникло не предоставляет. А мошенничество заключается в том, что лицо формально ставит себя на место собственника и получает возможность распоряжаться этим имуществом. Для недвижимого имущества необходимо, чтобы были какие-то документы, которые позволили бы лицу ставить себя на место собственника и распоряжаться этим имуществом как своим собственным. Поэтому, самая распространенная точка зрения заключается как раз в этом, что мошенничество – это хищение, которое предметом своим имеет те предметы материального мира, которые для любой формы хищения характерны, а вот мошенничество – приобретение права на имущество – это приобретение тог же самого права собственности, но исключительно на те объекты гражданского права, которые не могут выступать предметом в классическом варианте хищения. Более широкая точка зрения предполагает, что мы должны различать мошенничество как хищение и мошенничество как приобретение права на любое имущество, которое хищением не является. В таком случае под приобретением права на чужое имущество необходимо понимать приобретение не права собственности, пусть оно не на законном основании приобретено, но мы имеем ввиду всю триаду правомочия владения собственника и распоряжение, а приобретение только отдельных правомочий собственника и получение прав требования на имущество, например, когда речь идет о вкладе в банке, безналичных денежных средствах, бездокументарных стоимостных бумагах и т.д. Приобретение правомочий собственника в отношении того имущества, которое не может быть предметом классических форм хищения. На мой взгляд, такая позиция более приоритетна за счет того, что она отличает это приобретение права на имущество от понятия хищения, за счет того, что включается этот предмет и иные права, отличные от права собственности в чистом виде.

2. Следующая специфика, которая характерна для этого посягательства – специфика способов. Способы предусмотрены альтернативные: обман или злоупотребление доверием. Альтернатива способов предполагает, что мы в каждом конкретном случае должны установить, каким способом совершено хищение, путем обмана или путем злоупотребления доверием. Разграничение этих способов вызывает трудности на практике. И в теории однозначного подхода нет к тому, как следует разграничивать эти два способа. За счет чего правоприменители зачастую не стремятся следовать правилам квалификации и исходят из того что если написано путем обмана или злоупотребления доверием, под формулу закона можно благополучно переписать приговор и получается на выходе, что мошенничество, совершенное путем в лучшем случае обмана и злоупотреблением доверием – сочетание способов усматривают, а в худшем случае обмана или злоупотребления доверием. Суд до конца не определился, судя по тому, что написал в приговоре, и предлагает читающим на свое усмотрение определиться, какой вариант совершения преступления в данном случае имел место. Постановление пленума 2007 года попыталось эту позицию правоприменителя поменять и разграничить обман и злоупотребление доверием, давая характеристику тому или иному способу. Какого-то более-менее четкого критерия разграничения все равно, на мой взгляд, вывести не удалось. Признак обмана как способ совершения преступления закреплялся ранее в уголовном законодательстве – в первом УК советского государства в примечании к статье о мошенничестве речь шла о понятии обмана. В том виде, в котором оно было сформулировано тогда в ныне действующем ПП этот признак и охарактеризован. По представлению ВС обман может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности, сведений, либо умолчании об истинных фактах, либо об умышленных действиях, не словесные, а именно действиями обман, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. В данном случае, исходя из  характеристики обмана, мы можем вывести несколько признаков обмана как способа совершения мошеннического посягательства. Во-первых, речь идет о том, обман может носить как вербальный, так и не вербальный характер. Он может быть выражен словесно, а может быть выражен в конкретных действиях. Если это словесный обман, то он может носить активный характер, но при этом не исключается и вариант пассивного обмана, умолчания, не сообщения тех сведений, о тех фактах, которые могли бы повлиять на принятие решения потерпевшего. Все эти разновидности обмана, вне зависимости оттого, какой из них мы выделяем должны быть направлены на введение в заблуждение самого потерпевшего – владельца имущество, либо иного лица, которое правомочно действовать от имени этого потерпевшего или имеет какие-то полномочия в отношении этого имущества, позволяющие распорядиться этим имуществом. В тех случаях, когда обман направлен на введение в заблуждение лица, не имеющего полномочий в отношении этого имущества, мы не говорить о мошенничестве.

3. Еще один ключевой момент, раз у нас указано про введение в заблуждение лиц – это значит, что если на другой стороне нет конкретного лица, которое может оценить истинность или ложность предоставляемой информации, принять на основании этой информации решения, значит, у нас не может быть мошенничества - посягательства. К чему я это рассказываю? Обмануть, компьютер, банкомат и т.д. невозможно. Если речь идет о том, что на другой стороне, если это общение через системы ЭВМ, то на другой стороне находится человек и в этом случае мошеннический обман может быть осуществлен тогда, когда на другой стороне лицо получает информацию и эту информацию оценивает. Если речь идет о механическом принятии решения системой, в которой заложен определенный алгоритм действий, без участия лица, которое оценивает подобную информацию с точки зрения истинности, ложности, достоверности не достоверности, то мы не можем говорить о мошенничестве. В зависимости оттого, какие способы дополнительные были использованы для завладения имуществом – это скорее всего будет кража. Потому что в отношении других способов, как правило, если мы говорим об открытом или насильственном способе завладения, то там обман в несколько ином варианте участвует в совершении преступления. Если речь идет о действиях, не сопровождающихся предоставлением вербальной информации, то это действия, которые сами по себе несут определенную смысловую нагрузку. Если лицо приходит в форме сотрудников правоохранительных органов, то ему не обязательно говорить, что я работник полиции – это вполне очевидно, исходя из того, что он находится в форме. А если он представляет соответствующие документы, подтверждающие, что он является тем или иным лицом, полномочным представителем, то ему нет необходимости повторять то же самое лично и устно. Если речь идет о том, что лицо представляет какое-то имущество, ранее оговоренное, обладающее определенными стоимостными или прочими характеристиками, то предполагается, что предоставление этого имущества соответствует ранее достигнутой договоренности. Если в этом случае лицо представляет имущество, не соответствующее предварительной договоренности, то здесь есть уже обман: сговорились, что он продаст новый ноутбук, который он купил только вчера и по каким-то причинам он уже не нужен, потому что позавчера ему уже пообещали подарить, а сегодня подрали ноутбук на день рождения, второй ему не нужен. И вот он совершенно новый готов предложить к продаже с предустановленными программами, с полным ПО, со всей начинкой и т.д. Приносит коробку с ноутбуком, новый владелец заглядывает в коробку, видит, что там ноутбук лежит, проверяет, включает в сеть, выясняет, все ли программы установлены, по какой-то причине не решается. Предполагается, что своими действиями по предоставлению этого имущества лицо свои обязательства выполняет. Если это ноутбук явно не новый и программ в нем нет и благополучно скончается он на следующий день – это как раз и есть содержательная составляющая обмана, которая характерна для мошенничества – получает деньги как за новый ноутбук с предустановленными программами, практически предоставляет хлам, который не является ноутбуком никоим образом. Сообщаемые при мошенничестве сведения, которые лицо представляет или о которых умалчивает, могут относиться к любым обстоятельствам, в том числе к юридическим фактам, событиям, качеству, стоимости имущества, характеристикам личности виновного, к полномочиям лица, к намерениям лица. С учетом того, что у нас появляется много новых составов мошенничества, целый ряд разновидностей обмана специфическим способом реализуемых, образует самостоятельные признаки с самостоятельным составом преступления, например, мошенничество в сфере страхования, в сфере кредитования и т.д. Все те сведения, которые являются несоответствующие действительности должны иметь существенный характер, должны тем или иным образом повлиять на принятие решения лица, которое является потерпевшим или представителем потерпевшего. Если речь идет о том, что эта информация никоим образом не влияет на принятие решения, сказал, что он не Иван Иванович, а Иван Петрович, продавцу по большому счету все равно, какое отчество у этого господина, который продает или приобретает у его имущество, поэтому такого рода обман сказаться на принятии решения не может. Обман должен носить такой характер, при котором воля потерпевшего фальсифицируется. При краже грабеже и разбое механизм совершения иной, там  воля потерпевшего игнорируется, либо не учитывается вообще и происходит в обход воли собственника изъятие имущества, например, при тайном хищении, либо воля подавляется при грабеже и разбое тогда, когда своими действиями активными, направленными на потерпевшего, виновное лицо подавляет волю собственника, завладевает имуществом. При мошенничестве воля собственника фальсифицируется. Если бы он знал все обстоятельства дела, если бы он знал реальное положение вещей, то при таких условиях, таким способом, в соответствии с такой договоренностью он свое имущество ..не разборчиво... он бы заплатил меньше или потребовал бы больше или вообще отказался бы от приобретения ноутбука, если бы знал, какова его реальная стоимостная характеристика.

4. Злоупотребление доверием характеризует ВС как использование доверительных отношений с владельцем имущества или с иным лицом, уполномоченным принимать решение о передаче этого имущества третьим лицам. В данном случае следует четко отграничивать понятие злоупотребление доверием, с точки зрения способа совершения, от использования доверчивости самого лица как характеристики самого потерпевшего. Обман тоже использует доверчивость лица, если лицо не доверяет, то обмануть его невозможно, просто не будет принимать решение исходя из сообщаемой информации. Поэтому, при обмане использование доверчивости потерпевшего присутствует всегда, а злоупотребления доверием при этом может и не быть. Злоупотребление доверием предполагает, что у виновного и потерпевшего до этого момента в силу каких-то обстоятельств уже сложились какие-то отношения. отношения, благодаря которым информации, сообщаемой этим лицом, потерпевший доверяет гораздо больше, чем информации, сообщаемой иным другим. В качестве характерного примера, этот пример сейчас более специфичен для мошенничества в сфере предпринимательской деятельности ч. 4 ст. 159, но это не исключает возможности применения аналогичного примера на отношения физических лиц, не являющимися предпринимателями. Сосед периодически продает свое имущество. Имеет достаточно большой уровень дохода, может себе позволять покупать дорогие вещи и может себе позволять быстро менять эти дорогие вещи. Надоело ему кожаное пальто, надоела ему меховая шуба, надоело ему еще что-то, поэтому он предлагает соседям по чуть более по низкой цене это имущество в очень хорошем состоянии приобрести. Вчера договорились, передал 10% денежных средств, получил имущество, передал оставшиеся 90%. Через неделю сосед пришел снова, говорит: у меня теперь какое-то другое имущество есть ненужное. В прошлый раз 10%, давай 30% сегодня, а завтра холодильник, который мне не нужен, привезу на дачу. Привез, получил оставшиеся 70%. На третий раз говорит: теперь телевизор могу привезти тебе на дачу, только давай не 30%, а 70%, очень деньги нужны, не хватает на что-то. Получает свои 70% и благополучно забывает про необходимость этот телевизор привезти.  Эта забывчивость обнаруживается с точки зрения умысла лица не на этапе, когда он деньги получил, а на этапе, когда он изначально договоренность осуществлял. В тот момент, когда он получает 70% он прекрасно знает, что никакой телевизор он передавать не собирается, он использует это доверие, которое возникло в силу предшествующих отношений для того, чтобы обмануть в своих намерениях относительно той сделки, которая не состоялась. Отсутствие намерения исполнять обязательства, которые принимает на себя лицо – это ситуация со злоупотреблением доверием.

Оконченным мошенничество признается тогда, когда лицо получает возможность распорядиться имуществом, если речь идет о мошенничестве в виде хищения, в этом смысле от классического хищения ничем не отличается. А в том случае, когда мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, то преступление будет считаться оконченным с того момента, когда у виновного появляется юридически закрепленная возможность вступить во владение или распорядиться этим чужим имуществом как своим собственным или реализовать это право, вне зависимости оттого, реализовал или не реализовал. Если вступило в законную силу решение суда, с этого момента лицо имеет соответствующие полномочия и даже если он никак этим имуществом не распорядился и право на имущество не реализовал, мы можем говорить о том, что преступление окончено. Если речь идет о том, что это недвижимое имущество, то с момента государственной регистрации перехода права на это имущество мошенничество считается оконченным, вне зависимости оттого, перепродал, использовать стал, сдавать в аренду или ничего с этим имуществом не делать. Точно так же это касается и прав требования вклада в банке, безналичных средств: получил возможность распорядиться – этого вполне достаточно, неважно купил он на эти безналичные денежные средства по безналу виллу на Канарах или оставил эти средства у себя на счете или перевел на другой счет. Ключевым моментом является для мошенничества участие самого потерпевшего, другой стороны, на это уже обращала внимание.

Банкомат, автомат обмануть нельзя, но необходимо еще обратить внимание, что потерпевший – это то лицо, которое самостоятельно принимает решение и которое полномочно принимать решение в отношении этого имущества. Если речь идет о лице, которое имеет доступ к этому имуществу, но не полномочно принимать решение: лица, проживающие совместно, без регистрации, отношения в установленном законом порядке, пользуются имуществом, которое находится в их совместной квартире для проживания выбранной, как своим общим имуществом. Фактически таким оно не является, поэтому отчуждение лицом, которое не имеет возможности это имущество отчуждать, гражданским супругом у своей гражданской супруги не может быть признано законным. В отношении этого лица не возможно осуществить действия, которые могут привести к квалификации как мошеннические посягательства.

Обман при краже и других формах хищения. В отношении определенных ситуаций очень схоже может быть мошенничество с совершением другого рода посягательств, которые также используют обман для облегчения совершения преступного посягательства. Я говорю сейчас об обманах при краже и других формах хищения. Не исключен обман и при грабеже, и при разбое, мы это уже обсуждали в самом начале, когда начали говорить о посягательствах на собственность. Кража с использованием обмана, так называемая мошенническая кража, в научной литературе такой встречается термин. Отличается от мошенничества тем, что при краже обман является способом облегчения доступа к имуществу,  при мошенничестве обман является способом завладения, способом хищения. При краже обман может быть использован для того, чтобы скрыть противоправный характер изъятия имущества, создать иллюзию того, что имущество изымается правомерно. Иллюзия создается не у того лица, которое отдает имущество или имеет полномочия совершать такие действия, а у тех лиц, которые присутствуют при изъятии имущества для того, чтобы эти лица не поняли противоправный характер изъятия. Зашел, забрал чужое имущество, представившись владельцем этого имущества нам с вами, на последней парте портфель, сумка, куртка и т.д., можно я заберу, я оставил?

Обман. Он может быть нацелен не только на то, чтобы самому изъять имущество, но и на то, чтобы кто-то передал имущество. Заходит в аудиторию и говорит: подайте мне, пожалуйста, куртку с последнего ряда, я ее оставил. Кто-то из нас берет эту куртку и передает. По сути, схема очень похожая на мошенничество: обманул, лицо само передает имущество, но мы не являемся лицами, которые уполномочены передавать, в отношении нас он создает иллюзию правомерности изъятия этого имущества, скрывая факт совершения перехода этого имущества от другого лица к нему. При мошенничестве этот факт перехода имущества не скрывается, он является совершено понятным и потерпевшему, и виновному лицу. Но потерпевший не понимает истинного значения тех действий, которые он совершает, потому что его воля фальсифицирована. Вопрос: кража – это же тайное хищение имущества, свидетелей нет. А тут мы приходим в аудиторию, куча народу, моя куртка… В данном случае – это обеспечение признака тайности, признак тайности не только предполагает, что изъятие имущества никто не наблюдает, но и наблюдающие лица не понимают характера происходящего. Обман нацелен на то, чтобы окружающие не поняли характера происходящего.

Обман может быть использован и при грабеже, и при разбое, несмотря на то, что далеко отстоящие друг от друга формы хищения. Самый распространенный пример, который к сожалению, в научной литературе иногда ошибочно называется примером мошенничества, а на самом деле является грабежом – это завладение телефоном с просьбой позвонить. На улице подходит к потерпевшему, можно я у вас телефончик попрошу, позвонить очень надо, мой телефон сел, срочно что-то случилось, берет телефон и с ним убегает. Тоже схема похожая на мошенническое посягательство: есть обман, под воздействием обмана потерпевший передает имущество, но передает имущество с совершенно конкретной целью, он не намеревается тем самым этим имуществом распорядиться, он передает для того, чтобы позвонили и вернули, на временное пользование, причем с совершенно ограниченной целью. А само завладение имуществом осуществляется открыто: на глазах у потерпевшего он это имущество обращает в свою пользу. Это грабеж будет. Обман может быть использован и при разбое, тогда, когда проникновение в жилище не желает осуществлять путем выбивания двери и шумовых эффектов для того, чтобы окружающие раньше времени не поняли и не вызвали полицию. Поэтому, звонят и говорят: мы соседи сверху, вы нас заливаете или мы вас заливаем, посмотрите, что у вас там происходит. Открывают дверь, по голове молотком и изымают имущество. Сам факт изъятия осуществляется с применением насилия. Обман является способом для проникновения в помещение, для облегчения доступа к изымаемому имуществу, в данном случае мы говорим о разбое, исходя из того, каким способом было осуществлено завладение имуществом.

Не образуют состав мошенничества изъятие таких предметов, которые могут быть без какой-то дополнительной характеристики обращены в свою пользу, даже если напрямую они не обладают какими-то стоимостными характеристиками, а являются выражением права лица на получение денежных средств. Сберкнижки на предъявителя сейчас уже не характерны, точно так же, как и ценные бумаги на предъявителя. Тем не мене, в таком случае, когда нет необходимости для получения реальной выгоды от реализации этого похищаемого имущества, идентифицировать себя как собственника с использованием паспорта, с использованием других личных документов. В этой ситуации мы должны говорить о тайности хищения, потому что завладение этими предметами является завладением тем денежным эквивалентом, которому они соответствуют. Если же речь идет о поддельных кредитных расчетных картах – тоже имеет место разграничение в зависимости оттого, есть ли на той стороне потерпевший или нет, но мы чуть попозже об этом поговорим, когда перейдем к физическим формам мошеннического посягательства.

Разграничение состава мошенничества от взяточничества и изготовления поддельных денег и ценных бумаг, и их сбыте.

Теперь давайте поговорим о том, что является мошенничеством, несмотря на то, что имеет признаки любых других посягательств. Я веду речь о взяточничестве и об изготовлении поддельных денег и ценных бумаг, их сбыте. Применительно к первой ситуации, она описана в ПП ВС №24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», применительно ко второй ситуации – «О судебной практике по делам об изготовлении и сбыте поддельных денег и ценных бумаг». И то, и другое Постановление выделяет несколько специфических разновидностей ситуаций, которые внешне похожи на получение взятки, на получение коммерческого подкупа, на посредничество во взяточничестве, но фактически является мошенническим посягательством. Это ситуации, когда лицо завладевает денежными средствами под предлогом того, что оно получает их в качестве вознаграждения за совершение каких-то услуг как должностное лицо, но при этом не обладает реальными полномочиями, которые бы позволили бы эти услуги оказать: выдает себя за должностное лицо, которое способно решить определенную проблему. Пример: Встретились где-нибудь в баре, сидят, разговаривают два человека. Один другому говорит: ребенок из школы выпускается, поступить бы надо его куда-нибудь, а он у меня совсем плохой, сам не поступит. Прекрасно, я декан факультета дизайна и чего-нибудь там, какого-нибудь ВУЗа, могу очень легко помочь. Вы мне завтра деньги, а я вам послезавтра приказ о зачислении вашего ребенка и никаких проблем. Никаким деканом факультета он не является, в лучшем случае – рядовым преподавателем этого факультета или уборщиком – охранником, который такие функции осуществлять не может, но он выдает себя за лицо, имеющего соответствующие полномочия. Под предлогом этих полномочий получает имущественное вознаграждение за те полномочия, которые он не имеет и не может реализовать. В данном случае речь будет идти о мошенничестве. Та же самая схема работает и для коммерческого подкупа.

Второй вариант, который нам предлагает Постановление по взяточничеству и коррупционным преступлениям – это вариант посреднических действий, когда лицо выступает якобы в качестве посредника, получает денежные средства, не намереваясь их взяткополучателю передать. Пример: Он трансформирует ту же самую ситуацию на «я не декан факультета, а я человек, который лично знает декана факультета. Я лучший друг или двоюродный брат декана. Я с огромным удовольствием поспособствую тому, чтобы ваш ребенок поступил. Денюжку мне давайте, я ее передам». Естественно, никем он не является, если даже и является, то не намеревается никоим образом эти денежные средства передавать. Тем самым получает имущество, завладевает этим имуществом. В данном случае квалификация осуществляется как мошенническая, а не как посредничество во взятке.

NB Мошенничество с ценными бумагами и денежными средствами. Применительно к ценным бумагам и денежным средствам. Там тоже описано два варианта. 1. Первый и самый очевидный вариант – это когда речь идет о предметах, которые не являются средством платежа в настоящее время. Это монеты царской России, это денежные знаки советского периода, это то, что представляет ценность в качестве нумизматической единицы, только для коллекционеров, а не как средство платежа. Изготовление таких поддельных денежных знаков и сбыт таких денег под видом монет царской России представляет собой мошенничество, а изготовление и сбыт поддельных денег. Объекты посягательства различные, в оборот эти денежные средства не поступят. 2. Второй момент касается уже существующих средств платежа, денег, которые находятся в настоящее время в обороте, неважно, речь идет о российской валюте или иностранной. Здесь уже объект посягательства тоже будет несколько иным, но за счет другого механизма совершения посягательства по ст. 186 и по ст. 159. Для мошенничества выделена отдельная специфическая ситуация. В том случае, когда подделка является грубой, она рассчитана на обман ограниченного круга лиц и целью является не введение поддельных денежных средств в оборот, а использование этих денежных средств для того, чтобы заполучить какое-то другое имущество, которое есть у потерпевшего. Денежную купюру поддельную в размере 1 000 рублей, которая совершенно очевидна без всяких специфических средств исследования, что она является поддельной, достаточно посмотреть, что там нет водяных знаков, металлизированная полоска прерывается и т.д. Любой человек в нормальных условиях вполне способен определить, что карандашом подрисованы цифры или еще какие-то нюансы или это бумага совершенно другого свойства и сделана на цветном принтере, и качество явно низкое. Но в силу определенных обстоятельств виновный рассчитывает, что именно это лицо, именно в этой ситуации, в момент, когда эта подделка будет передаваться, не обнаружит подделку. Пример: бабушка в темном переулке торгует семечками в 10 часов вечера. Он бабушке эту денежную купюру передает, бабушка ему дает сдачу, стакан семечек, приходит домой и обнаруживает, что купюра не соответствует действительности. Рассчитывал на то, что он эту бабушку, которая плохо видит в условиях темного переулка и плохого освещения, в условиях того, что что у нее три человека стоят в очереди за семечками, она не будет рассматривать эту купюру даже настолько, чтобы определиться с явной поддельностью этой купюры. Желает не пустить эту денежную купюру в оборот, потому что он понимает, что бабушка обнаружит и дальше с ней никуда не пойдет. Он рассчитывает на то, что он под воздействием обмана завладеет имуществом. Он завладевает денежными средствами, которые бабушка передает на сдачу и стаканчиком семечек, которые бабушка ему передает в обмен на эту купюру. Применительно к ситуации, когда это ограниченный круг лиц, когда это явная подделка, которая невооруженным глазом может быть выявлена, действия квалифицируются как мошенничество, а не сбыт поддельных денег или ценных бумаг.

В ноябре 2012 года были внесены изменения в уголовное законодательство и появились новые составы мошенничества. Новые нормы ст. 159. 1 – ст. 159.6 УК РФ, новые виды мошеннических посягательств. Этим же самым ФЗ была введена и повышенная ответственность за общий состав ст. 159 УК при совершении посягательства в отношении прав граждан на жилое помещение. обратите внимание, в ч. 4 ст. 159 появился еще один признак, повлекшее лишение прав гражданина на жилое помещение в отношении недвижимости. Очень часто посягательство совершается именно в этой сфере мошенничества, обманным способом завладевают недвижимым имуществом, получаю право собственности, зарегистрированное в установленном порядке. Регистрационная палата очень часто жалуется на то, что к ним поступает очень большое количество документов, которые вызывают сомнение по поводу того, насколько  способен был принимать решение покупатель, насколько был способен принимать решение продавец этого имущества, насколько законно была осуществлена сделка, насколько реальны те цифры, которые в договоре прописаны за отчуждение этого недвижимого имущества. У них есть соответствующий лимит времени, в течение которого они должны принять решение либо о регистрации, либо об отказе в регистрации. В течение этого периода времени правоохранительные органы, несмотря на то, что им соответствующая информация поступает, не успевают принять решение, е успевают разобраться с тем, есть ли там признаки мошенничества или нет, такие сделки регистрируются. В дальнейшем, если происходит отказ в регистрации, когда палата не берет на себя ответственность, явно наблюдая, что есть признаки мошенничества, идут в суд, обжалуют отказ и уже на этапе судебного разбирательства, если все-таки правоохранительные органы выявили признаки мошенничества, то на этом основании палата выигрывает дела. Если же нет, то принуждают эти действия зарегистрировать и переходит право собственности. Поэтому, ВС посчитал, что есть необходимость помимо дополнений с виновными составами мошенничества ввести еще и квалифицирующие признаки.

Категория: Прочие вопросы | Добавил: UrokZakona (02.05.2018)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
UrokZakona - копирование без ссылки запрещено © 2018.